Главная страница » Изобразительное мастерство фотографии


произведения, он добивается необходимого художественного обобщения.

Великий русский художник-маринист И. Айвазовский, создавая одно из лучших и наиболее популярных своих полотен Девятый вал , не мог, конечно, на протяжении всего времени, в течение которого создавалась эта картина, иметь перед глазами море такое, каким он его изобразил. Многочисленные эскизы и варианты картины показывают, как постепенно складывался у художника тот образ моря, который памятен нам по картине Девятый вал .

На эскизах мы видим то закат на бурном море, то волны, то обломки кораблекрушения и людей, заливаемых водой. Художник, как об этом свидетельствуют эскизы, тщательно изучал натуру, а потом уже синтезировал свои наблюдения в едином законченном образе - картине.

В отличие от живописца или графика художник-фотограф находится в прямой и непосредственной зависимости от объекта натуры, который он изображает. Вес то, что изображает художник-фотограф, должно быть в поле зрения объектива в соответствующих замыслу фотографа состоянии, расположении и освещении.

Но, несмотря на то что приемы и техника работы над созданием изображения в живописи и в фотографии в корне различны, законы и методы построения художественного изображения в этих двух изобразительных искусствах во многом сходны. Знание живописи и ее законов может быть очень полезно фотографу-художнику в его работе. Изобразительные средства, которыми пользуется художник-живописец, не могут быть, конечно, механически перенесены в фотографию, ибо слишком различны методы и техника изображения; однако приемы художественной выразительности, законы зрительной гармонии имеют и всегда будут иметь много общего.

Особенность фотографии как изобразительного искусства, как способа отображения действительности определяет ее способность наиболее правдиво, а часто и документально изображать людей и предметы, события и явления современной действительности. Обладая способностью фиксировать события в момент их свершения, фотография как изобразительное искусство приобретает вследствие этого ценные качества, не присущие ни одному из изобразительных искусств.

В умении увидеть идейно-политическую значимость того или иного явления или события действительности, найти ему ту соответствующую изобразительную форму (освещение, расположение перед объективом, характерное настроение), которая донесла бы его сущность до сознания зрителя, и заключается искусство фотохудожника.

Мастер-фотограф обладает средствами и возможностями организовывать элементы своего изображения для наиболее пол-



ного раскрытия основной идеи произведения точно так же, как эту возможность имеют мастера иных отраслей изобразительного искусства. Но возможности и средства художественного языка фотографии отличаются от средств иных изобразительных искусств; и плохо, когда отдельные мастера фотографии видят основное назначение своей деятельности не в поисках правильной, органичной для данного содержания фотографической изобразительной формы, а в слепом, механическом и бессмысленном копировании технических приемов живописи, заботясь главным образом о внешней стороне и внешней схожести изобразительных фактур. В кашей памяти еще галереи фотоснимков под карандашный рисунок , под угольный рисунок , под масляную живопись . Единственным стремлением фотографов, работавших над этими снимками, была более или менее точная имитация живописных фактур, т. е. структуры поверхности изображения. И для этой пели они самым сложным образом обрабатывали свои фотографии, применяя масляные и типографские краски, прибегая к кисти, имитируя мазки и блики, характерные для живописи. В этом и заключались методы так называемой художественной печати : Бромойль и Гумми-друк . Однако результаты не оправдывали затраченных сил и средств. Обработанный подобным путем фотокадр переставал быть похожим на фотографию и не превращался в произведение живописи.

Не оправдало себя и стремление имитировать манеру определенных мастеров живописи. Снимки под Рембрандта , под Карьера либо рабский перенос композиции и освещения какого-либо полюбившегося произведения живописи на фотогра-. фию оставляли впечатление манерности и формалистического, ничем не оправданного изыска.

Не осознав возможностей фотографин, не поняв широких и своеобразных качеств выразительного языка нового искусства, фотографы избегали всего того, что говорило о фотографичности, полагая, что только подражание живописи роднит их с искусством и делает их изображения художественными.

Однако фотоработы, где все изобразительные средства подчинены стремлению быть похожим на живопись, ничего не говорят ни уму, ни сердцу зрителя и свидетельствуют лишь о полной несостоятельности мастеров, не умеющих увидеть глазом художника окружающую их действительность и не понимающих особенностей языка своего искусства.

На зрителя эти работы производят впечатление не самостоятельных произведений изобразительного искусства, а напоминаний о том, что в живописи встречается нечто похожее.

Боязнь так называемой фотографичности объяснялась тем, что в понятие фотографичность вкладывали механическое, протокольное воспроизведение факта или явления вне его связи с окружающей ергдй и т. п.



Между тем фотография давно перестала быть механическим изображением и в руках мыслящих художников превратилась в искусство, обладающее большой силой воздействия и творчески отображающее реальную действительность.

Великий русский ученый Тимирязев, будучи страстным фотографом, писал по этому поводу следующее:

Как в картине за художником-техником Виднеется художник в тесном смысле, художник-творец, так из-за безличной техники фотографа должен выступать человек; в ней должно видеть не одну природу, а и любующегося сю человека; фотография, освобождая его от техники, от всего того, что художнику дается школой, годами упорного труда, не освобождает его от этого - по преимуществу человеческого - элемента искусства.

Конечно, если фотограф будет щелкать направо и налево своим Кодаком, снимая походя интересные места , в результате получится лишь утомительно пестрый инвентарь живых и неодушевленных предметов, годных для того, чтобы узнать, где что стоит - здесь дачки с фронтончиком и палисадником, а справа - влево вереницей в струнку телеграфные столбы. Так ли относится к своей задаче истинный художник? *

И далее, говоря о фотографии как искусстве:

Что бы ни говорили эстетики, желающие всюду увидеть элемент таинственности, а в изображении природы кистью задача та же, чтоб изображение было равносильно изображенному , т. е. истинно .

Тонкого знатока искусств, ценящего в каком-нибудь обломке архаической статуи и в редком листе avant le lettre тот их неуловимый оттенок красоты, который недоступен пониманию толпы, отталкивает в фотографии именно ее доступность, се демократичность. Да, фотография демократизирует искусство и, прежде всего, ту область, которая по своему существу сама демократична - красоту природы **.

Знаменитый русский художник И. И. Левитан писал Тимирязеву по поводу его высказываний о фотографии 1 февраля 1900 г.: Приношу Вам также мою глубокую благодарность за брошюру Вашу, которую прочел с большим интересом. Есть положения удивительно глубокие в ней. Ваша мысль, что фотография увеличивает сумму эстетических наслаждений, верна, и будущность фотографии в этом смысле громадна .

Черпая темы и образы в окружающей его действительности, фотографу-мастеру следует находить изобразительное решение темы, пользуясь возможностями фотографии и не прибегая к механическому заимствованию средств выразительности и тех-

* К. А. Тимирязев, Насущные задачи сопременного естествознания. Публичные речи, М., 1904.

** К. А. Тимирязев. Собр. соч., т. IV, Сельхоэгиз, 1938, стр.464.

*** Там же.




Яндекс.Метрика